На основе одной из дудл- книг проекта «Что такое нация», Ника Дубровская и исландский художник и Музыкант Колли Хуги провели десятки занятий в школах и библиотеках Исландии.

Проект был организован исландским фондом Искусство для всех, задача которого организация горизонтальных культурных инициатив. Они приглашают интернациональных и исландских художников в школы, предпочитая проекты, в которых дети могли бы принимать непосредственное участие, а не только быть пассивными наблюдателями.

«Искусство для всех» создали инфраструктуру, отчасти отсылающую к советскому проекту Александра Богданова — Пролеткульт, который существовал в первые годы революции в СССР. Идея Богданова состояла в создании нового типа инфраструктуры, позволяющей участие всех не только в потреблении, но и в производстве искусства и, в конечном счете, попробовать стереть границу между производством и потреблением.

Богданов и его соратники работали над формулировками нового типа воспроизводства знания, которое, задолго до создания википедии, подобный производству опенсорс контента механизм: ломая традиционные представления о роли учеников и учителей, образуя горизонтальные сетевые связи, в которых все могли бы оказаться в роли читателей и писателей, зрителей и художников.

Книга «Что такое нация» — придумана именно как опен-сорс коллективный проект, практически лего-конструктор или МайнКрафт, который предлагает представить свою страну, семью, школу, дом, больницу и нацию по-другому, чем мы их знаем. Ведь именно это и обещает нам антропология, показывая, что люди в разных странах и временах живут радикально иначе, оставаясь при этом людьми.
От страницы к странице детям предлагались разные версии социального устройства, но главное, на каждой странице было много свободного места, чтобы сами дети рисовали , писали и придумывали собственные версии. В результате в конце занятия у каждого ребенка оставалась книжка с собственной версией того, что такое «Нация» («Страна»).
Мы часто читаем книги про себя, а пишем и рисуем дневники в одиночестве. Но нация, страна и любое сообщество возможно создать только вместе.

Поэтому важной частью занятией было коллективное рисование «салфеток» — заранее приготовленных на больших листах бумаги планы городов, в которых так же как и в книжках было много пустого места для рисования и письма. Дети рассаживались вокруг салфеток за столы. Ника Дубровская и Колли Хуги выступали в роли медиаторов импровизированных Визуальных Ассамблеей, где детям нужно было договариваться о том, как они будут жить вместе в свежевыдуманном воображаемом Городе/Стране/Сообществе.
Стоит отдать должное таланту и умению Колли Хуги, который использовал свои профессиональные навыки участника рок-ассамбля для того, чтобы координировать больше сотни детей одновременно. Я хочу рассказать как проходило одно из занятий.

Десятки столов, за каждом из которых сидело по 12-15 человек были расставлены в огромной зале. Дети рисуют, пишут и придумывают, а значит и договариваются друг с другом, спорят и мирятся. Им нужно вместе решить что находится в центре города: торговая площадь, здание правительства, гигантская детская площадка, космический аэродром или огромная тюрьма? Как будут жить вместе жители этого нового мира: будут ли среди них бедные и богатые? Будут ли у них начальники? Как они отнесутся к путешественникам, к старикам, а как к детям? и так далее и тому подобное.

Свои законы дети записывают на небольших карточках, а потом договорившись рисуют и меняют планы Города на Салфетке. За одним из столов мальчики и девочки разделились на две группы, причем мальчиков оказалось больше и они проголосовали за законы, лишающие девочек их города всех прав. Тогда девочки немедленно построили на своей территории стену. отделяющую их от мальчиков и приняли законы, по которым они отказываются рожать детей и будут устраивать бессрочные протесты (все это красочно изобразили на своем плане).
На других салфетках весь город засеяли цветами и по нему бродили дикие животные. Были города, где все свободное пространство занимали торговые центры, а были общество, где основное времяпровождение жителей сосредотачивалось вокруг занятий спортом.
Тогда мы — медиаторы проекта, которые не вмешивались в создание планов городов, устроили новую игру: мы попросили детей каждые 20 минут меняться столами со своими соседями, переписывая их законы и перерисовывая их планы.
Произошел антропологический опыт познания другого у детей, которые всю жизнь учились в одной школе и живут в небольшой исландской деревушки на 50 человек (для этого воркшопа на специальных автобусах привезли детей из многих поселков и деревень).

Целью проекта было не только создание свободного пространства для детей, чтобы они могли играть и экспериментировать, но и попытка обсудить с ними серьезные вопросы, которые касаются всех нас и на которые у нас у самих нет ответа.
Например, я росла в спальном районе еще советского города Ленинград в доме на 1000 квартир, где проживало около 5000 человек. Население нашего Московского района (350 000 человек) вполне сопоставимо с населением Исландии (360 000 человек).
Почему мы — ленинградские дети и жители Московского района, по выходным мечтали поехать в центр города, в большой музей, театр или парк. Почему мы, взрослея, хотели уехать учиться и работать в «центре», вместо того, чтобы построить у себя музей современного искусства, музей национальной гордости московскихрайонщиков, парламент, главный парк и отправить по всему миру своих послов? Почему мы, когда были детьми, не организовывали обсуждение нашей местной конституции, не выбирали сами себе президента и парламент? Почему нам не приходило это в голову?

Важно, что вопросы в книжке «Моя Страна», как и в других книжках серии Антропология для детей, пытаются балансировать на тонкой грани между очень личным опытом участников и сложными академическими обсуждениями.
«Моя страна» придумана на основе интервью с Кит Хартом, Давидом Грэбером, Никой Давидофф и другими антропологами, работающими в ведущих университетах мира.
Вопросы, которые обсуждаются за закрытыми дверями знаменитых университетов и важных музеев, редко становятся частью публичных дискуссий или, уж тем более, частью школьной программы.
Выстроить связи, позволяющие нам — художникам и академикам — и в целом, взрослым, не только учить детей, но и спрашивать их, а также побуждать их задавать вопросы самим себе — основная задача нашего проекта.

Добавить комментарий